БИБЛИОТЕКА КУЛЬТУРЫ ЗДОРОВЬЯ
THE LIBRARY OF CULTURE OF HEALTH


Белоусов Ю.В., Скумин В.А. Значение медицинской психологии и психотерапии в повышении эффективности
лечения и диспансеризации детей с хроническими заболеваниями пищеварительной системы.


Скан первой страницы статьи

Белоусов Ю. В., Скумин В. А. Значение медицинской психологии и психотерапии в повышении эффективности лечения и диспансеризации детей с хроническими заболеваниями пищеварительной системы / Ю. В. Белоусов, В. А. Скумин // Охрана здоровья детей и подростков : Республиканский межведомственный сборник.  —Киев : Здоров'я, 1986. — выпуск 17. — C. 59-63.


Скан обложки

УДК 362.147:616.33/34-053.5:616.89—08

ЗНАЧЕНИЕ МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПСИХОТЕРАПИИ В ПОВЫШЕНИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ И ДИСПАНСЕРИЗАЦИИ ДЕТЕЙ С ХРОНИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ ПИЩЕВАРИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Ю. В. Белоусов, В. А. Скумин. Украинский институт усовершенствования врачей

Многие авторы [1, 3, 4] подчеркивают, что в происхождении и течении неинфекционных заболеваний пищеварительной системы нервно-психические факторы играют существенную роль и их недооценка негативно сказывается на эффективности лечебно-восстановительных программ.
Настоящее сообщение основывается на опыте Харьковского городского детского гастроэнтерологического центра по использованию в реабилитационном комплексе психолого-психотерапевтических мероприятий.
Под наблюдением находились 150 детей в возрасте 7—14 лет, у которых на фоне заболеваний пищеварительной системы отмечались непсихотические нарушения психической деятельности. С хроническими заболеваниями гастродуоденальной зоны, в том числе с хроническим гастритом и гастродуоденитом, было 54 больных, с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки и желудка — 43. У 83 детей были хронические заболевания гепатобилиарной системы, в том числе хронический холецистохолангит — у 32, хронический персистирующий гепатит — у 19, дискинезия желчевыводящих путей — у 43; 12 детей страдали хроническим панкреатитом, 21 — хроническим энтероколитом. У значительной части больных наблюдались сочетанные поражения различных органов пищеварительной системы.
Углубленное психологическое исследование с применением экспериментально-психологических тестов Личко, Розенцвейга, Дембо-Рубинштейн, Векслера, Мейер-Пробста и других было осуществлено у 120 детей.
Диагностика психического развития (по Г. К. Ушакову) проведена у 97 больных. У 22 детей оно было на сенсомоторном этапе, о чем свидетельствовала степень развития соответствующих реакций, являющихся основой совершенствования целенаправленных движений и активных форм общения с окружающей средой. Этим детям были свойственны простые понятия, умозаключения, категории абстрактного и причинного мышления, «схема тела» и т. п.
Аффективный этап развития психики диагностирован у 42 пациентов. Психическая деятельность характеризовалась возрастающим числом прочих связей между образными представлениями н аффективной их окраской, приобретением новых элементов самосознания. Сами же аффективные реакции основывались на представлениях о потребности в чем-либо, ее удовлетворении или неудовлетворении, представлениях о болевых ощущениях, возможности неприятностей. Выявлена прямая связь таких реакций с наличием алгического синдрома, наблюдающегося у детей, страдающих язвенной болезнью, холецистохолангитом, панкреатитом, а также при назначении болезненных манипуляций. Протест, негативизм, демонстративное поведение, излишняя аффектация либо молчаливость были основными реакциями, отличавшимися нестойкостью. В рамках аффективных реакций нередко наблюдалась склонность к нарушению установленного режима, диеты, невыполнению врачебных назначений.
Идеаторный этап развития психики отмечен у 33 пациентов. Они начинали осознавать себя как личность, им становилась доступной способность рассуждать, оценивать факты, вскрывать закономерности. В этой группе у 13 человек выявлены акцентуации характера: по сенситивному типу — у 5, в том числе по истероидному — у 3, по астеноневротическому — у 2.
В целом психическое развитие 67 детей было расценено как синхронное, у 30 выявлены асинхронии. Умеренная ретардация интеллектуального развития отмечалась у 8 детей, акселерация— у 5. Сложная асинхрония с ретардацией одних качеств и акселерацией других наблюдалась у 17 больных.
Психология больного отличается от психологии здорового наличием особой системы взглядов — внутренней картины болезни. Мы анализировали следующие ее стороны: сензитивную, эмоциональную, волевую, рациональную и информативную. На различных этапах психического развития их значимость была неодинаковой. Чем младше пациент, тем более выражены эмоциональные, инстинктивные реакции и ситуация вокруг них — боль, тревога, разлука с близкими, ограничение свободы передвижения, изменение сложившегося стереотипа взаимоотношений.
Изучение эмоциональных реакций показало, что независимо от характера соматической патологии, наиболее часто у детей наблюдались страх, агрессивность, ревность, радость, симпатия.
Чувство страха не только способствовало ретардации развития эмоционально-волевой сферы, но оказывало негативное воздействие и на соматическое состояние, способствуя снижению аппетита, нарушению перистальтики, появлению боли в области живота, психогенной рвоты.
Агрессивность, реакции гнева проявлялись в отношении сотрудников лечебного учреждения, других детей, в некоторых случаях — родителей. В преддошкольном и дошкольном возрасте эти реакции обычно выражались плачем, попытками начать драку, разрушать окружающие предметы. У школьников такая агрессивность все больше заменялась вербальными проявлениями в виде угроз, оскорблений, активного и пассивного сопротивления медицинским осмотрам. В подростковом возрасте встречались и такие реакции, как письменные жалобы, в которых в преувеличенной форме описывались причиненные «обиды», либо устные нарекания подобного содержания.
Реакция ревности, как правило, являлась следствием действительной или кажущейся утраты внимания со стороны родных, друзей и других лиц — врача, медсестры, воспитателя, няни. Выражалась ревность враждебностью, направленной на соперника, антипатией к некогда любимому лицу, различными формами сублимации.
Во время пребывания в медицинском учреждении у детей возникали и положительные эмоции: радость, удовольствие, симпатия и пр. Источниками их у малышей служили, как правило, присутствие матери, няни, доброжелательное общение с ними, игры. С возрастом количество таких факторов возрастало, менялся их характер, а именно: похвала, удовлетворение эстетических потребностей, достижение поставленной цели, в том числе улучшение соматического состояния. Полученные клинико-психологические данные легли в основу разработки системы психотерапевтической помощи.
Дифференцированная психотерапия применялась у 107 детей (контрольную группу составили 43 больных). В нее включали гипносуггестивную, рациональную, косвенную, групповую, семейную психотерапию, аутогенную тренировку. При этом 2—3 метода были ведущими, остальные использовали при наличии показаний в качестве дополнительных, как правило, в форме отдельных элементов.
Опыт показал, что данный контингент больных требует особых вариантов и техники психотерапии, построенных с учетом этапа психического развития и наличия его асинхроний; специфики нервно-психической и соматической патологии; особенностей формирования личности, типа воспитания, присутствия родителей. Сеансы рациональной, косвенной, групповой психотерапии проводили с учетом детской логики, особенностей психоэмоционального реагирования. Чем младше ребенок, тем большим было воздействие на чувственную сферу, с упрощением вербального компонента.
У юных пациентов невербальная психотерапия играет особую роль. Важным ее условием является формирование положительной психологической установки с учетом особого значения в детском возрасте феноменов веры и подражания. Невербальные приемы способствуют, в частности, известной «материализации» психического воздействия в представлении больных. Сюда относится применение пассов, вызывание эмоционально-протопатических рефлексов с положительной окраской, массаж биологически активных точек по А. Т. Филатову с соавторами [2], касание рукой соответствующих зон Захарьина — Геда во время проведения суггестии.
При неврозоподобиых нарушениях из психотерапевтических методов показан аутотренинг [3]. Однако техника обучения, предназначенная для взрослых, оказалась для детей малоприемлемой. Для обучения аутотренингу детей младшего возраста мы использовали прием «научи куклу»: ребенку предлагается «обучать» упражнениям, осваиваемым им самим, любимую куклу. В старшем возрасте аналогичным является прием «помоги новичку», когда поручается оказание помощи начинающему. Психотерапевт, присутствуя на подобных занятиях, фиксирует характерные речевые обороты и действия своих пациентов, используя впоследствии эти наблюдения.
Сравнительный анализ эффективности проведения мероприятий показал, что данная система психотерапии является адекватным методом немедикаментозного лечения детей с психогенно и соматогенно обусловленными непсихотическими психическими расстройствами, протекающими на фоне хронических заболеваний пищеварительной системы.
1. Белоусов Ю. В. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки.— В кн.: Детская гастроэнтерология. — К.: Здоров'я, 1978, с. 30—87.
2. Гипносуггестивная психотерапия: Метод. рекомендации / Сост. А. Т. Филатов, В. А. Скумин, А. Д. Кобзарь. —X.: Б. и., 1983. — 21 с.
3. Ковалев В. В., Белов В. П. Неврозоподобные нарушения при некоторых хронических соматических заболеваниях у взрослых и детей.— В кн.: Клиническая динамика неврозов и психопатий. — М.: Медицина, 1977, с. 59—86.
4. Лукьянова Е. М. Заболевания желчевыводящей системы. — В кн.: Детская гастроэнтерология. — К.: Здоров'я, 1978, с. 127—188.

Поступила в редколлегию 28.09.84.


E-mail: thvc@yandex.ru