Наверх

Библиотека Культуры Здоровья
The Library of Culture of Health

Скумин В. А., Ауновская О. К. Рерих и украинская культура.


Скан первой страницы статьи

Скумин В. А., Ауновская О. К. Рерих и украинская культура // Радуга. — 1991. — № 6. — С. 136-139.


Скан обложки журнала

Когда-то великий мыслитель, выдающийся деятель мировой культуры Николай Константинович Рерих произнёс прекрасные, знаменательные слова: «Пылайте сердцами и творите любовью». Этот возвышенный призыв можно считать как бы девизом всей жизни нашего прославленного соотечественника, столь щедро делившегося с людьми сокровищами своего духа.
Гений Рериха многогранен и неисчерпаем. Свыше семи тысяч картин-шедевров, философских откровений, многочисленные мудрые книги (если издать всё им написанное, выйдет около тридцати томов) — только этого было бы достаточно для мировой известности. А ведь Рерих ещё и крупный учёный, археолог, историк, знаменитый путешественник, общественный деятель, борец за мир. Имя его не требует никаких пояснений, произнесёшь «Рерих» — и этим всё уже сказано!
К сожалению, слишком долго это светлое имя оставалось у нас в тени. Как же: десятилетия он жил вдали от родины (хотя никогда не менял гражданства), незыблемо утверждал всем своим творчеством бессмертие духа, то, что он называл космической эволюцией человека. И для догматиков этого было достаточно, чтобы провозгласить Рериха «мистиком». Сам же он в «Листах дневника» писал: «Всё туманное и расплывчатое не отвечает моей природе. Хочется определённости и света. Если мистицизм в людском понимании означает искание истины и постоянное познавание, то я бы ничего не имел против такого определения».
Как же хорошо, что рериховское творческое наследие всё больше становится нашим достоянием! Родилась ассоциация «Мир через культуру», развивающая рериховские идеи. Создан Советский фонд Рериха, в Москве должен открыться Центр-музей Рериха, для которого младший сын его Святослав Николаевич, живущий в Индии, передал значительную часть произведений отца, материалов из литературных архивов. Во многих республиках функционируют рериховские общества, объединения, клубы. И у нас, на Украине, общество имени Н. К. Рериха охватывает уже множество людей, которым дорог поиск истины, дороги ценности духа.
К Украине, к её самобытной национальной культуре Николай Константинович питал особые чувства. А зародились они ещё в юности. По инициативе отца, К. Ф. Рериха, известного русского юриста, прогрессивного общественного деятеля, в Петербурге было создано Общество имени Тараса Шевченко. С любовью вспоминал о нём Николай Константинович в конце жизни в дневниковых записях:
«...целый круг украинцев и почитателей Украины и её славного певца собирались у нас под председательством моего отца Константина Фёдоровича.
Микешин, поглаживая стрелки усов, улыбался: «Вот этакое славное дело запрещают! Ну, да к вам, друже, не доберутся. Вы юрист — вы выведете на верный путь». Писали устав, сходились, беседовали о будущих выступлениях, предполагали издать «Кобзаря» с иллюстрациями, читать лекции о творчестве Т. Г.
...Мои связи с Украйной завязались давно. Гремела труппа Кропивницкого. Заньковецкая, Саксаганский — целая даровитая семья, и чопорный Питер восчувствовал: украинские песни восхищали точно бы новая находка. В Академии художеств всегда было много украинцев, и мы жили дружно».
Молодой Рерих с радостью принимал участие в ежегодных украинских вечерах памяти Тараса Шевченко, устраиваемых в Академии художеств, в постановке «живых картин» по «Кобзарю». В его дневнике есть воспоминание об этом: «Подходит сотрудник «Новостей». «Вы ведь уроженец Украйны?» Говорю: «Нет, я питерец». — «Ну, я всё-таки скажу, что вы украинец,— картины-то удачны: видно, любите Шевченко». Так я и оказался украинцем... Биографам — заморока!»
Пленённый талантом великого Кобзаря, высоким артистизмом труппы Кропивницкого, мелодичными украинскими песнями, Рерих мечтал о встрече с Украиной, о глубоком знакомстве с её древней культурой, бытом. Славяне, Киевская Русь, Киев — эти темы волновали его и как художника, и как археолога, историка. Он стремился познать, творчески осмыслить наше легендарное прошлое, прикоснуться к пластам давней культуры, в глубинах которых сокрыто столько начал человеческих достижений. «Не знающий прошлого не может думать о будущем»,— это завет Рериха.
Летом 1896 года его мечта сбылась — Николай Рерих совершил поездку по Украине. Встреча с Киевом оставила в его душе неизгладимое впечатление. Спустя многие годы он вспоминал: «Был яркий праздничный день, я пошёл на базар. Тогда ещё базар был истинно гоголевским сходбищем. Прекрасные плахты, мониста, шитые сорочки, ленты, ну и шаровары, «як сине море». Накупил плахт, всякой всячины, наслушался звонкой, певучей речи и навсегда сохранил память о бандуристах».
Без устали бродил художник по Киеву, подолгу стоял над Днепром-Славутичем... И не тогда ли богатое воображение живописца и психолога рисовало перед его внутренним взором эскизы будущих картин «Поход Владимира на Корсунь (Красные паруса)», «Строят ладьи», «Славяне на Днепре»? Он очарован был киевскими храмами, настенными росписями Владимирского собора, Кирилловской церкви. После писал: «Где желать вершину красоты, как не в храме, высочайшем создании нашего духа?»
В публицистическом очерке «Матери городов», эпиграфом к которому поставлены слова: «Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего...», читаем:
«Нам почти невозможно представить себе великолепие Киева, где достойно принимал Ярослав всех чужестранцев. Сотни храмов блестели мозаикой и стенописью...
Поразительные тона эмалей; тонкость и изящество миниатюр; простор и спокойствие храмов; чудеса металлических изделий; обилие тканей... Мужи Ярослава и Владимира тонко чувствовали красоту; иначе все оставленное ими не было бы так прекрасно...
Верится, что в Киеве жили мудрые богатыри, знавшие искусство».
А далее Николай Константинович приводит отрывок из древней летописи, первое, может быть, яркое известие о созидательстве, об искусстве:
«Заложи Ярослав город великый Кыев, у него же града суть Златая Врата. Заложи же и церковь святыя Софьи... И бе Ярослав любя церковныя уставы и книгам прилежа и почитая е часто в нощи и дне и списаша книгы многы... сь же насея книжными словесы сердца верны людии, а мы пожинаем, ученье приемлюще книжное. Книгы бо суть рекы, напаяюще вселенную, се суть исходища мудрости, книгам бо есть неисчетная глубина... Ярослав же се... любим бе книгам, многы наложи в церкви святыя Софьи, юже созда сам, украси ю златом и сребром и сосуды церковными. Радовашеся Ярослав видя множьство церквии».
И Н. К. Рерих заключает: «Восторг Ярослава при виде блистательной Софии безмерно далёк от вопля современного дикаря при виде яркости краски. Это было восхищение культурного человека, почуявшего памятник, ценный на многие века. Так было; такому искусству можно завидовать; Можно удивляться той культурной жизни, где подобное искусство было нужно».
Интересно, что Рерих относил создание Киева к гораздо более раннему времени, чем принято было считать. Не свидетельствует ли о древности Киева, к примеру, приезд сюда, согласно преданию, святого апостола Андрея? Ссылаясь на археологические раскопки, Николай Константинович вообще считал, что ещё в 16—17 веке до нашей эры на территории нынешнего Киева не леса росли, а существовал крупный культурный центр.
«Молодёжь,— призывал он,— помни о прекрасных наследиях минувшего!..
...Сколько замечательных путников прошло по нашим равнинам и какое великое будущее суждено! Пусть молодёжь соединится всей силой тела и духа для великолепных истинных достижений!»
Именно после Киева задумал Рерих цикл исторических сюжетов, своеобразную живописную повесть в картинах под общим названием «Начало Руси. Славяне». Хотя ещё за несколько лет до того раздумья о судьбах Киевской Руси, о междоусобицах княжеских побудили художника создать полотно «Святополк окаянный». И позже не раз он возвращался к этой теме, изображая Бориса и Глеба, сыновей князя Владимира, убитых по приказу их коварного брата Святополка. На проникнутой глубоким психологизмом картине «Святые Борис и Глеб» два брата плывут вдоль днепровского берега в челне. Сложив молитвенно руки, они словно призывают единение, мир и счастье на родную землю. Ведь только единство и могло сохранить, укрепить Киевскую Русь.
Полотна Рериха воссоздают древний её лик. Дух прошлой эпохи, проникновение в психологию народную отражены в произведениях художника «Утро богатырства киевского», «Вечер богатырства киевского», «Гонец. Восстал род на род», «Идолы», «Сходятся старцы», «Город строят». Это не просто иллюстрация минувшего, не только историческая живопись, а настоящая историческая летопись, для которой характерны и достоверность, и археологическая точность, и тонкое поэтическое видение.
К теме Киевской Руси Рерих возвращался затем неоднократно, воплощая в красочных эпических образах мудрость, мужество и патриотизм наших предков. Так, в годы Великой Отечественной войны он создаёт замечательные полотна «Ярослав Мудрый», «Поход Игоря», повторяет картину «Борис и Глеб». Любовь к Отечеству, пронизывающая все живописные и литературные произведения Рериха, нераздельна с глубоким почитанием им всего, что создано, выпестовано сердцами и руками людей.
В своих многочисленных статьях о старине, в ряде публицистических очерков Николай Константинович неутомимо призывал охранять памятники искусства, культурное достояние. Это он выдвинул идею Пакта Мира — действенной защиты духовных и культурных ценностей, по-варварски уничтожаемых во время войн. А вместе с Пактом предложил отличительный флаг — Знамя Мира, который должен водружаться на подлежащих охране объектах. На белом полотнище — древнейший знак: три красных кружка в середине красной окружности. Символ сей многогранен. Одно из значений его — человеческие культурные достижения прошлого, настоящего и будущего в круге Беспредельности, Вечности... В 1954 году Пакт Рериха лёг в основу Международной Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооружённых конфликтов.
Ратуя за охрану сокровищ общечеловеческих, выраженных в многообразном творчестве, Рерих думал и о непревзойдённых памятниках культуры милой его сердцу Украины. Он и сам подарил Украине чистую, возвышенную красоту своих монументальных композиций. Это мозаичные панно Почаевской лавры на Тернопольщине и церкви Покрова Богородицы в селе Пархомовке Володарского района Киевской области.
Монументально-декоративное искусство Рериха поражает величием, красочностью. Думается, корни его — в восхищении молодого художника стенописями киевских храмов. Издалека уже в Пархомовке бросаются в глаза изумительные по красоте мозаики над порталом церкви и над входом в присоединённую к ней часовню. Жизненная сила, вечное творческое могущество Природы, материнское начало воплощены в образе Богородицы, раскинувшей свой покров над городом для защиты от врагов. Скорбный проницательный взгляд Нерукотворного Спаса преисполнен человеческой боли. Под разнообразными прикрытиями человеческая мудрость слагает всё тот же единый облик Красоты, Самоотвержения и Терпения...
Этот облик виделся Рериху и в стенописях М. А. Врубеля, которыми он так восхищался при посещении Кирилловской церкви в Киеве. Надо сказать, что обоих художников связывала дружба. Общение с Врубелем, писал впоследствии Николай Константинович, особенно сохранилось в его памяти, и он называл это общение даже каким-то особенным.
Крепкая дружба связывала Рериха и с его учителем живописи А. И. Куинджи. Николай Константинович был буквально восхищён поэтичностью картины «Лунная ночь на Днепре», многими другими полотнами Куинджи, посвящёнными Украине, он был воистину покорен столь тонко переданной в них любовью к этому краю. И одним из самых важных его платов в жизни стало поступление на учёбу в мастерскую Архипа Ивановича. Да и после окончания Академии художеств Николай Константинович тесно общался с Куинджи. В свою очередь Архип Иванович часто посещал мастерскую Н. К. Рериха, бывал у него дома. Такие встречи, беседы, творческие дискуссии Николай Константинович образно называл «кузницей мыслей» и с любовью писал о своём педагоге, отмечая: «Мощный Куинджи был не только великим художником, но также был великим Учителем жизни».
Не менее часто на страницах рериховских литературных работ встречается имя Н. В. Гоголя — глубокого знатока украинского национального характера и быта нашего народа. Не случайно в знаменитую центральноазиатскую экспедицию Рерих взял с собой и том проникновенного мыслителя Гоголя, имевшего право сказать в своём Напутствии: «Всё вижу и слышу». Николай Константинович отмечал в дневнике: «С дальних пор этот спутник близок, «потому идём и видим и слышим». А в Годы смертельной схватки наших народов с фашизмом писал: «...любите Родину! Скажем словами великого Гоголя. Они были произнесены ровно сто лет тому назад. Не устарела мысль Гоголя. Не устарел его полнозвучный язык...»
Почему так высоко ценил Рерих истинных деятелей культуры? Потому что они, как и он сам, верно служили Свету, несли его людям. Значение самого слова «культура» Николай Константинович выводил из латинского «культ» — «почитание, служение», и санскритского «ур» — «свет». И напоминая, что время создания культуры духа приблизилось, утверждал: «Культура есть прежде всего человеческое делание во имя осознанного Добра, Света, Блага. Культура есть сотрудничество всех людей». Статью свою под названием «Культура» Рерих завершил словами: «Отрешаясь от эгоизма, если будем не только сами стремиться по пути Прекрасного, но и будем всемерно открывать его близким, мы уже будем выполнять ближайшую задачу осветления Культуры — восхождения духа».
Да, мыслитель видел Прекрасное и во взлётах человеческого духа, и в высоком искусстве, и в единении людей, и в любви к Родине, и в бережном отношении к земле, к Природе. И никогда не забывал той Красоты, которой одарила его Украина.
О любви Рериха к Украине не раз рассказывала нам названая дочь Николая Константиновича и Елены Ивановны Ираида Михайловна Богданова-Рерих, руководящая ныне Московской   мемориальной квартирой-музеем старшего их сына,— Юрия Николаевича, известного востоковеда. Она вспоминала, что в Гималаях, где Рерихи прожили столько лет, Николай Константинович нередко рассказывал об Украине, её истории и культуре, о её трудолюбивых, сметливых, добрых людях. И часто вечерами в далёкой Индии звучали вдохновенные слова украинской классики. В последний год своей жизни Рерих оставил следующую запись в дневнике: «Вот и теперь в Гималаях, когда радио даёт «Запорожца за Дунаем», яркой, красивой чередой проходят картины Украйны. Встают образы Шевченко и Гоголя. И дружба, сердечное дружество сплетается с созвучиями Украйны...
Украйне — любовь и привет».
Служение Свету было главным делом жизни Николая Константиновича, всей замечательной семьи Рерихов. Это они восприняли и донесли до нас от гималайских мудрецов Махатм (Махатма на санскрите — великая душа) Живую Этику — духовно-нравственное учение об эволюции человечества, овладении тончайшими энергиями, о самосовершенствовании и духовном возрождении, улучшении всего сущего, о космическом предназначении человека и его непосредственной ответственности за всё происходящее вокруг.

Виктор СКУМИН, профессор
Харьковского института культуры.
Ольга АУНОВСКАЯ,
журналист